07:06 

История, произошедшая около 20 лет назад, и ставшая почти легендой.

Примерно 20 лет назад люди впервые серьезно заинтересовались ихмэ, и тогда же они отловили первые несколько «экземпляров». Не с первой попытки удалось людям кого-то отловить. Силы ихмэ – гораздо выше сил людей, если у последних нет с собой изобретений, разработанных специально для работы над ихмэ. И сначала, конечно, этих изобретений и не было. Ихмэ даже предположить не могли, что они появятся, поэтому в какой-то момент ставшие регулярными «вылазки на отлов» не воспринимали всерьез. Почти всегда это приходила примерно одна и та же кучка людей, в большинстве своем – подростков. Кажется, среди них один особенно выделялся и распоряжался действиями остальных. Кто-то его слушал, кто-то нет, но основными действиями все же, похоже, руководил он. Кажется, его называли Кай.
Как-то раз все та же группа подростков в очередной раз попыталась напасть на ихмэ. И, совершенно неожиданно, они взяли троих – Псари, Идрис и Конллу. Было еще некоторое количество ихмэ, которые это наблюдали, но они ничего не могли сделать. Кого-то парализовало, перед кем-то ножиданно образовалась стена, не подвластная магическому воздействию заключенного за ней ихмэ, у кого-то просто на время отключились магические силы, без которых он мог совсем немногое.
И всё же они смогли пронаблюдать, куда увезли люди тех троих. Ихмэ понимали, что с приборами, которые были у людей в последний раз, для них ничего не стоит убить любого ихмэ, кто сунется в их «берлогу». Поэтому они нашли укромное место недалеко от выхода из неё, и караулили там день и ночь, периодически посылая кого-то, кто мог пробраться к людям незамеченным, разведать обстановку.
Когда они узнали, что Идрис мертва, им стало по-настоящему страшно. Тогда уже ихмэ забили тревогу и решили обратиться за помощью к остальным. До того «охрана опасной берлоги» велась только теми, кто жил вместе с похищенными. Но их сил было явно недостаточно, чтобы вызволить оттуда друзей. Если бы ихмэ собралось сильно больше, возможно, они смогли бы что-то сделать. Поэтому большинство ранее карауливших дом разбредалось в разных направлениях за подмогой. Когда все собрались, они дождались ночи и попытались войти в дом. Как ни странно, им ничто не препятствовало. Однако, в доме они обнаружили, что умер и второй их товарищ - Псари, а Конлла жив, но очень слаб и ничего не помнит. И никого. Он даже не узнал собственного отца. Когда его освободили и попытались увести, он стал отбиваться. И что самое страшное – отбиваться кулаками: он вообще не помнил, что владел какой-либо магией. Впрочем, о магии ему помнить было и не нужно: в последний момент до того, как его «отключили», чтобы переместить в безопасное место и не разбудить при этом хозяев дома, он совершенно случайно зарядил очень мощным воздушным потоком в одного из спасителей, сбив того с ног и очень больно ударив. Кто хорошо знал Конллу, могли заметить, что этот поток был гораздо сильнее, чем обычно был способен создать Конлла.
Следующие несколько дней Конлле объясняли всё, что он знал раньше. Он уже не чувствовал ничего того, что свойственно чувствовать каждому ихмэ, и все рассказы для него были пустыми словами. И всё же он поверил в то, что ему говорили. Но ничего не мог сделать. Он не понимал, что за каналы связи с миром, которые каждый ощущает интуитивно. Его сила не могла по ним идти к миру, а потому накапливалась и накапливалась в нём. И вместе с тем накапливалась злость к людям за то, что они сделали для него и для его семьи – ведь они по сути были почти разлучены. То есть сейчас Конлла видел своего отца, и большую часть того, что он узнавал – он узнавал от него. Но он не чувствовал в этом существе своего родственника. И он не чувствовал своей еще большей семьи – мира. Как и мир больше не чувствовал его.
Ихмэ, не оторванные от мира, также могли чувствовать и связь мира с другими. Поэтому они поняли, что происходит с Конллой. Также они поняли, что нельзя было рассказывать тому что-либо – он должен был вновь почувствовать связь с миром и вспомнить всё сам, а так ему подменили воспоминания и ощущения словами. Конлла проникся рассказами отца, и чувствовал своей главной задачей защитить свой народ от людей. Только миру он сам помочь не мог уже никак.
В дальнейшем люди множество раз ловили ихмэ, сначала не слишком часто, потом всё чаще и чаще. Те, кто уже знал, что нельзя мешать вспомнить всё самому тем, кого удалось освободить, оставляли товарищей на некоторое время в неведении относительно всего, а через некоторое время радостно осознавали, что память к тем вернулась. Те, до кого еще не успела дойти эта важная информация, навредили еще нескольким десяткам своих собратьев, пытаясь сделать как лучше. И всё же весть разносилась быстро, этому старался способствовать каждый, кто ее узнавал, поэтому уже через полгода это стало общеизвестной информацией среди всех ихмэ. Потом еще бывали случаи, когда пострадавшим мешали вернуть память, но крайне редко и исключительно по неосторожности или несдержанности.

URL
   

Ихмэ на КРИ "Тойнен"

главная